24 октября 2018, среда, 05:11

Facebook Twitter RSS

17:05 6 февраля

Максим Могильницкий: Генпрокуратура провалила расследования «преступлений» прошлой власти

Чтобы скрыть от украинцев свой позор и тот факт, что он врал им все эти годы, генпрокурор Юрий Луценко решил «скинуть» все бесперспективные дела в НАБУ.

За 4 года расследования «преступлений режима Януковича» Генеральная прокуратура Украины не смогла направить в суд ни одного обвинительного заключения по десяткам уголовных дел в отношении Арбузова, Азарова, Ставицкого, Пшонки, Захарченко, Клюева, Кирюшина и многих других топ-чиновников прошлой власти. Интерпол снял многих из них с розыска, суд Евросоюза отменил введенные против них санкции.

Чтобы скрыть от украинцев свой позор и тот факт, что он врал им все эти годы, генпрокурор Юрий Луценко решил «скинуть» все бесперспективные дела в НАБУ. В конце прошлого года гору бумажного и информационного мусора, которую ГПУ гордо именует результатами расследования, передали в главное антикоррупционное ведомство страны.

Себе Луценко оставил только одно дело – о «преступной организации Януковича». Сейчас объясню, почему. Хоть доказать существование преступной организации и чрезвычайно сложно, но основными доказательствами в делах такого плана, как правило, выступают показания свидетелей. А единственное, чему научился Юрий Витальевич за время своей работы в ГПУ – это выбивать из людей нужные ему признания с помощью давления, угроз, содержания под стражей и даже пыток.

Осознавая полную импотенцию своего ведомства по всему блоку обвинений Януковича и его соратников в экономических преступлениях, Луценко оставил себе то единственное дело, в котором, как он думает, его подчиненные могут себя, наконец, проявить.

По версии Генеральной прокуратуры, большинство украинцев, живших и работающих при прежней власти, входят в «преступную организацию Януковича».

В прокуратуре хотят убедить нас в том, что тысячи людей – члены правительства, чиновники на местах, сотрудники сотен предприятий, банковские клерки и подставные директора – все состояли в преступной группе. По версии Луценко, они согласовывали свои действия, знали свою роль и роль каждого члена преступной организации, знали сотни банковских счетов и названий фирм, включая иностранные, через которые «отмывались» преступные деньги, каждый из них, конечно, знал все суммы и проводки. Именно такие показания прокуратура вынуждала давать тех людей, которых заставляла идти на сделку со следствием.

Лично мне как-то не верится, что «фунт», который за $100 продал копию своего паспорта и поставил подпись на бумаге, значение которой он едва понимал, мог хоть что-то знать о схемах присвоения государственных денег. А вам?

Кстати, по версии ГПУ, единственным кристально чистым человеком в правительстве Януковича был скромный министр экономического развития и торговли и Глава Совета НБУ… Петр Порошенко. Этот выдающийся во всех смыслах гражданин в деле о «преступной организации Януковича», почему-то не фигурирует. По данным следствия, он даже пытался бороться с ней изнутри. Думаю, если возникнет необходимость, ГПУ добудет показания тысячи свидетелей, которые это подтвердят.

Внезапно оказался не совсем виновным народный депутат Юрий Бойко, чьим именем назвали один из самых громких коррупционных скандалов последних лет. Несмотря на то, что Бойко был Министром топлива и энергетики, когда закупали одноименные буровые «вышки» по завышенным ценам, Луценко считает, что предъявить ему нечего. Он так и говорит: «На данный момент у нас нет доказательств, что он (Бойко) был осведомлен о преступной схеме». Очевидно, обо всех махинациях был осведомлен только фунт Кашкин.

Особо ценных свидетелей ГПУ допрашивает в суде под видеозапись с измененным голосом и внешностью. Якобы для того, чтобы обеспечить их безопасность.

Но зная методы Юрия Витальевича, я бы предположил, что у прокуроров немного иная мотивация.

Допрос свидетеля в суде переводит их показания в статус доказательств, на которые может ссылаться суд при вынесении приговора. Это значит, что после видеодопроса в суде свидетель больше не нужен следствию, и его безопасность больше никого не интересует. Больше того, если со свидетелем что-то случится, это будет на руку Генпрокурору, потому что этого свидетеля уже не смогут допросить и задать ему неудобные вопросы адвокаты.

Сейчас в арсенале Генпрокурора 30 приговоров на основании сделок со следствием. Приговоров, в которых под копирку выписана структура преступной организации и 8 эпизодов, по которым Генпрокуратура будет дергать неугодных за ниточки.

Могу предсказать, что будет дальше. ГПУ в лице обвиняемого в незаконном обогащении Кулика (дело уже рассматривается в суде по сути) будет находить подобного «терпилу» вроде Кошеля, Сухомлина, Кацубы, Кашкина по каждому из указанных в приговоре «Альджазиры» 8 эпизодов. Будет выбивать из них нужные показания, находить потерявших волю и совесть судей по примеру судьи Краматорского суда Переверзевой, получать приговоры по подобию Краматорского, засекречивать их.

После всего этого ГПУ получит такой же засекреченный, как в случае с незаконной конфискацией $1,5 млрд., приговор в отношении «преступной организации» во главе с Януковичем. Луценко отчитается перед своим начальством и покровителями о выполненном задании. Термин «государство-преступник времён Януковича» запустят в легальный оборот и подтвердят соответствующими судебными документами. Только есть риск того, что отчёт превратится во всеобщее посмешище, и настоящие хозяева заставят вороватых исполнителей-идиотов ответить за свои злодеяния.

Кстати, задержанной на днях по делу о «вышках Бойко» председателю Набсовета «Вернум банка» Наталье Игнатченко суд избрал меру пресечения домашний арест. А это значит, что план Луценко не сработал, и на этот раз очередная сделка со следствием пока что сорвалась, несмотря на то, что ГПУ просила суд о миллиарде залога, наваливаясь на человека всей прокурорской тушей с целью выдавливания сознательных показаний.

Источник

Карта событий